Книга Реальностей. Глава II: Пустоши Морока

Автор Mescalit0 | Категория Блог | Добавлено 03-07-2012

Тэги : , , , , ,

Глава II: Пустоши Морока

— Мне пора уходить, — сказал человек без лица, и потянулся за своей косой.
— Как, уже? – с обидой в голосе спросил маленький мальчик. – А можно я тебе на прощание стишок расскажу?
— Конечно можно, – заверил его человек без лица и повернулся к нему.
Мальчик посмотрел в провал под капюшоном, улыбнулся и провозгласил:
За столом сидит гость,
А во лбу торчит гвоздь
Это я его забил
Чтобы гость не уходил
— Весьма… поучительная история…

Драумур (воспоминания из снов Дэра)

Новонареченный Дэр наконец очнулся и отправился в свою комнату улаживать возможные проблемы и предотвращать лишние вопросы. Массовая рассылка друзьям, звонок родителям, и внезапный отпуск за свой счет сделали его свободным, как негра в Африке, минимум на ближайший месяц. Спустя пятнадцать минут он вернулся на кухню.

Лин вопрошающе уставилась на него:

— Дэр, ты готов?

— Готов, как пионер — всегда готов и всегда вежлив.

«И что еще за Дэр?» — про себя подумал он. «Хотя ладно, это в любом случае лучше, чем если бы она каждый раз пыталась произнести мое имя по слогам…»

— Ну и чего ты ждешь? Спи! – приказала она, и замысловатым движением спрятала свои длинные волосы обратно под шляпу.

— В смысле «спи»? – непонимающе спросил Дэр.

— В прямом. Как я по-твоему перенесу нас в вымышленную реальность? Портал открою как в сказке?

— Ну, если честно, то я рассчитывал на нечто подобное…

— Ха, рассчитывал он, видите ли, спи давай!

— И как ты себе это представляешь? – издевательски поинтересовался он. – Вот сейчас облокочусь о стену, закрою глаза, и стоя усну крепким сном как маленький пони…

— Скорее уж как ломовая лошадь, – хихикнула Лин. – Первый раз вижу парня, с которым столько мороки.

Она посмотрела с укоризной, и вплотную подойдя к Дэру, посмотрела на него снизу вверх.

— Что стоишь как столб? Пригнись немного, я не достаю…

Он послушно присел, но этого было недостаточно. Она привстала на мысочки и их глаза встретились. Яркие и сияющие, как могло показаться по началу, охваченные огнем глаза Эйялин и холодные, серо-зеленые, будто окутанные легким туманом глаза Дэра медленно плыли навстречу друг другу. Они смотрели не моргая и непреклонно сближались. Ближе, еще ближе, уже совсем близко – их лбы соприкоснулись. Мир перевернулся.

Мгновение, длившееся вечность, ушедшая из-под ног земля, обжигающий холод и леденящий огонь, мысли, события, обрывки фраз, воспоминания, наваждения, фантазии и мечты – все смешалось воедино и тут же разлетелось вдребезги как упавший на кафельный пол фужер. Буквально на секунду все, что когда-то имело смысл – потеряло его, а то, что казалось бессмыслицей и ахинеей, вдруг стало ясно и понятно.

Все эти красивые спецэффекты ударили по голове несчастных героев, отпечатались в ней точно клеймо на шкуре молодой буренки, и отразились тупой ноющей болью во всем теле.

— Черт, — простонал Дер. – Что это вообще сейчас было?

— Прости, кажется что-то пошло не так, — всхлипнула Лин. – Твои глаза… Это все они!

— Мои глаза? – недоуменно спросил Дэр. – Оказывается, во всем виноваты мои глаза.

— Да, на них что-то было, а я сразу этого не поняла.

— Конечно было! Это линзы. Без них я почти ничего не вижу. Ты думала, я буду, как крот по запаху за тобой ходить? – спросил он. – И, кажется, они пришли в негодность, так что без прогулок под ручку нам теперь не обойтись, ибо очки я не взял…

— Но почему ты не предупредил?

— О чем? Ты думаешь, я знал, что ты делаешь? Кстати, а что ты сделала? – спросил Дэр. Его врожденное любопытство помогало быстро переключать внимание с проблем на более интересные с его точки зрения вещи.

— Это был мой первый раз, когда я переносила человека с собой… А ты взял и все испортил!

— Опять я, кто же еще? Незнание техники безопасности не освобождает от ответственности… — подытожил Дэр. – Я так понимаю, мы попали не туда?

Эйялин осмотрелась. Они сидели на мелком сером песке, песок был везде, куда она не бросала взгляд. Серые безжизненные дюны простирались до самого горизонта, лишь в нескольких местах из песка одиноко торчали голые камни.

— Пустоши Морока, — одними губами прошептала она.

— Звучит не очень обнадеживающе, – сказал Дэр, пересыпая горсть песка из одной ладони в другую и обратно.

— Как ты можешь быть таким спокойным?! – вскрикнула Лин. – Неужели ты не понимаешь?

— Я понимаю, что у нас неприятности. Если тебе станет легче, я могу намотать пару кругов вокруг вот этого булыжника, с криками «Паника! Паника! Что нам делать? Мы все умрем!» — ответил он.

— Нет, не станет, — насупилась Лин.

— Тогда зачем совершать лишние телодвижения, истерить и заранее отчаиваться? Мы можем что-то изменить? – задал он вопрос и сам же на него ответил. – Судя по твоей кислой физиономии — или нет, или же это почти невозможно.

— Ты прав, мой дедушка говорил примерно тоже самое: «Когда попадешь в беду, будь собрана и не поддавайся бушующим чувствам. Оцени ситуацию, оперируя имеющейся информацией. Анализируй. Ищи выход.» — назидательным голосом процитировала Лин.

— Это все конечно замечательно, но может, ты все же соизволишь мне рассказать, куда мы попали и что нам за это будет… или не будет?

— Может, и соизволю… Скажи спасибо — я сегодня добрая.

— Спасибо, – ухмыльнулся Дэр.

— Так-то лучше, — она подсела поближе и начала. – Оглянись вокруг…

— А толку?

— Точно, я и забыла, что сейчас ты ничего не видишь, — вспомнила Лин. — Закрой глаза, и не открывай.

Дэр послушно зажмурился.

— Ты сейчас такой смешной, — хихикнула она и приложила ладони к его глазам.

«Vrať se zpátky, co je pryč. Vrať se zpět, navždy. Moje slovo bude jako mocný klíč. Teď nebo nikdy.»[4]- шепотом произнесла она, и по рукам начало разливаться тепло.

Становилось все горячее и горячее, жар постепенно охватывал руки, перекидывался на закрытые веки. Боль нарастала с каждой секундой. Дэру захотелось отпрянуть назад.

— Терпи, —  сквозь зубы сказала Лин. – Осталось совсем немного.

Когда боль стала почти невыносимой, все вдруг кончилось, будто ничего и не было вовсе. Боль исчезла, а вместе с ней и руки Лин. Она повалилась на песок.

— Теперь можно? – спросил Дэр, из его глаз лились слезы.

— Можно.

Он промокнул глаза рукавом и наконец, открыл их — унылый серый пейзаж  предстал перед ним в мельчайших подробностях и всей однообразной «красе».

— Лин, я вижу! Я все вижу, даже лучше чем линзах или очках! – не веря своему счастью, сказал он. – Спасибо… тебе тоже было больно?

— Также как и тебе, — тяжело дыша, ответила девушка. – Лечебная магия это вообще малоприятное и довольно болезненное занятие. Зато теперь ты видишь также хорошо, как и я. Зрение сохраниться навсегда.

— Спасибо, — еще раз поблагодарил Дэр. Он с удивлением продолжал смотреть по сторонам, очертания мира были непривычно четкими.

— То, что ты видишь вокруг и есть Пустоши Морока, — продолжила Эйялин. – Тут нет жизни, нет воды, еды, нет света в привычном его понимании. Лишь серый песок под ногами, серое небо над головой, серая мгла перед глазами,  да черные камни, напоминающие о том, что серый не самый страшный цвет. У Пустошей Морока нет ни начала, ни конца – это своеобразная точка отсчета, площадка для отправления в другие миры. К сожалению, самая отдаленная от нашего пункта назначения.

— От Хеймуринна?

— Нет, в Хеймуринн мы попадем только после того как достанем рукопись. Сначала мы должны были попасть в один из миров, где она может находиться…

— Один из?

— Конечно, а ты думал, мы перенесемся в волшебный мир, в котором беленький, пушистенький, добрый кролик нам торжественно вручит Рукопись Силы, и мы отправимся восвояси?

— Да, именно так я и думал, ибо я маленький и наивный, — ответил Дэр.

Лин задумалась:

— Действительно, чего я хочу от младенца двадцати пяти лет от роду,  пусть даже и выглядящего взрослым… — пробубнила она себе под нос.

— Младенца? – не веря собственным ушам, переспросил Дэр.

— Конечно, по сравнению со мной! У нас в этом возрасте еще под стол ходят, – довольно сказала Лин.

— Да? А самой на вид не больше двадцати не дашь…

Что?! – возмутилась Лин и грозно сверкнула глазами из-под шляпы. – К твоему сведению мне уже сто двадцать девять лет!

— Даже так? А сколько у вас живут в среднем?

— Обычные люди нашего мира живут лет семьсот, иногда восемьсот, – ответила девушка. – Однако моему деду уже более трех тысяч лет.

Дэр прикинул в уме:

— До чего я дожил… спорю с малолеткой, — сказал Дэр и деланно изобразил на своем лице скорбную мину.

— Малолеткой?! – негодующе отреагировала его собеседница. – Да я старше тебя в шесть раз!

— В своем мире, может и старше, а в моем, тебе в лучшем случае восемнадцать, в то время как мне в твоем минимум будет … сто семьдесят пять.

— Ну и ладно, гордись до пенсии старичок, — показала язык Лин. – Она уже не за горами. И вообще, ты собираешься меня слушать дальше или нет?

— Собираюсь, конечно, но только после того, как ты мне объяснишь, где ты набралась таких фраз, и откуда знаешь этот язык,  да еще и чешский в придачу?

— В смысле этот и чешский? – не поняла Лин. – Я говорю на одном языке, просто для тебя выбираю один из редких диалектов. Тот диалект, который ты зовешь чешским языком, у нас используется только для чтений заклинаний, я вообще удивилась, когда узнала, что все люди в вашем мире говорят на разных диалектах одного языка, и при этом не понимают друг друга…

— Интересно… — протянул Дэр. – Значит миф о Вавилонской башне вовсе не миф, а искаженная временем реальность.

— О чем это ты?

Дэр посидел с пол минуты вспоминая сюжет и начал рассказ:

— У нас есть миф, легенда о Вавилонской башне. В ней рассказывается, что  когда-то очень давно, все люди нашего мира жили вместе в одном городе – Вавилоне и говорили на одном языке. Однажды они решили построить самую высокую башню, а когда башня была почти готова, явился Бог, который не захотел, чтобы башня доставала до самого неба. И чтобы люди не смогли закончить строительство, он наслал бурю, которая унесла все привычные слова, и дал новые языки. После бури, люди уже не понимали друг друга, они не смогли закончить постройку, и стали объединяться в группы, в которых все говорили одинаково и расходились кто куда. Город опустел, и башня со временем развалилась.

— Рассказчик из тебя конечно аховый… И ты после моих слов думаешь, что на самом деле никаких новых языков не было, а люди просто забыли общий язык кроме одного диалекта? – уточнила Лин, дослушав рассказ.

— Просто или нет, я не знаю, — кивнул Дэр. – Но именно так я теперь и думаю.

— Твоя теория даже больше похожа на правду чем эта легенда. Но я знаю  только одного человека, который способен на такое, у других просто не хватит могущества…

— И кто же это может быть?

— Мой дедушка, конечно! – ни без гордости заявила Лин.

— Кажется, я связался с внучкой самого большого шутника в истории, —  протянул Дэр.

— Почему это шутника?

— Потому что на злого гения он во время наших встреч совсем не походил. И если я прав, то у него довольно своеобразное чувство юмора.

— Да, тут ты прав, он действительно любит пошутить, — подтвердила догадку Лин. – Но его шутки не всем приходятся по вкусу… Тебе не кажется, что мы слишком отвлеклись от темы?

— Кажется. Что же, вещай о Эйялин – внучка величайшего шутника всея человечества – сомнувия Драумура, внимаю словам твоим.

— Дурак, внимай внимательно. На чем я остановилась?

— Ты остановилась на том,  что Пустоши Морока – самая отдаленная отсчетная точка от нашей цели и мы должны были изначально попасть в другое место.

— Хмм. Да так оно и есть. Мы должны были оказаться в Долине Прозрения, но увы, мы тут и теперь мы должны вернуться в Долину.

— Так чего же мы ждем?

— Все не так просто, я могу с легкостью перенести нас отсюда, но куда? Путь из Пустошей Морока всегда один, куда бы ты ни захотел направиться, тебя ждет дюжина произвольных вымышленных реальностей. Однако их «произвольность» весьма узконаправленна.

— В каком смысле узконаправленна? – решил уточнить Дэр.

— Вымышленные реальности, в которые можно попасть из Пустошей – это сны людей.

— Разве это так страшно? – перебил Дэр.

— Ты как всегда не дослушал до конца, — упрекнула его Лин. – Помолчи хоть пять минут и послушай, не задавая лишних вопросов!

— Ладно, я нем как рыба.

— Этого еще не хватало! Если ты будешь тарахтеть как рыбы, то у меня уши завянут.

— Надо же, а у нас рыбы не разговаривают…

Эйялин окинула его недоверчивым взглядом.

— Честно. Но если ты мне не веришь, то я просто молчу, — заверил ее Дэр.

— Вот и молчи. Итак, — продолжила она свою лекцию. — Сновидения, в которые попадаешь из Пустошей Морока, в большинстве своем являются ночными кошмарами, или же настолько абстрактны и отличаются от нашего мира, что попавшим туда кажется, что это еще хуже, чем ночной кошмар. Эти миры живут по своим правилам, они непостоянны и сменяются один за другим, как сны что сменяют друг друга во время ночи. Они существуют лишь до тех пор, пока человек спит, и исчезают навсегда, как только он открывает глаза. Реальности зыбки словно песок, и затягивают тебя, как только ты попал под ареал их влияния. Бывали случаи, когда сомнувии нашего мира отправлялись на исследования подобных реальностей и не возвращались. Бывало, что они просто терялись в переходящих реальностях больных людей, которые не просыпаются до самой смерти. Если мы не успеем выбраться из одной такой ловушки вовремя, то исчезнем вместе с ней.

— Какая удручающая перспектива… А почему так происходит? Не думаю, что с Долиной Прозрения дела обстоят также.

— Конечно нет, из Долины ты попадаешь туда куда хочешь попасть, но с Пустошами Морока все иначе. Они произвольно бросают тебя в один из снов. В каждом сне ты должен отыскать ключ —  разгадку, которая поможет тебе идти дальше.

— И как этот ключ должен выглядеть?

— Когда как, — пожала плечами Лин. Иногда ты должен помочь обитателям сна, иногда просто выжить, иногда победить ужас наваждения, дед никогда не рассказывал мне таких подробностей.

— Так он и тут успел побывать? – восхищенно спросил Дэр. – Ну, твой дед дает.

— А ты как думал? Он же сильнейший сомнувий Хеймуринна. Правда, дедушка говорил, что чудом выбрался из кошмаров Пустошей.

— Будем надеяться, что ты такая же везучая как и он. А что нам нужно для того чтобы выбраться хотя бы отсюда?

От нечего делать Дэр подобрал с песка один из мелких черных камушков и швырнул его в ближайший булыжник. При столкновении булыжник рассыпался в прах, а камушек остался лежать на его месте.

— Это и есть ответ на твой вопрос, — улыбнулась из-под шляпы Лин.

— Что это? – не понял Дэр сразу.

— Нам нужно найти еще один такой камень.

— Который рассыпается в прах при ударе?

— Нет, нам нужен маленький камушек, при контакте с которым большой камень превращается в пыль. Смотри, — сказала Эйялин и, взяв еще один камушек, бросила его в торчащий из песка кусок скальной породы.

Маленький камень громко булькнул и исчез, оставив, словно на поверхности воды, расходящиеся в стороны круги.

— Ого! А меня такому фокусу научишь?

— Во-первых, это не фокусы, а магия, — поучающее сказала Лин. – А во-вторых, дело не во мне, а в камне. Этот камень нам не подходит…

— Ага, но даже если бы он нам и подходил, я ни за какие коврижки не сунул бы руку в эту штуковину.

Дэр поднялся и сходил за первым, «подходящим» камушком, Вернувшись, он снова сел перед Лин и начал крутить его в руках рассматривая со всех сторон. Не найдя ничего особенного он произнес:

— Вроде камень как камень, ничем не отличается от остальных. Разве что у него зеленоватая аура …

— Какая аура? Я ничего не вижу.

— Как какая? Вот же смотри, — Дэр протянул ей камень. – Видишь, он как будто светится изнутри?

— Но у камня нет никакой ауры. У тебя уже галлюцинации начались? – спросила Лин, прикоснувшись к его лбу рукой. – Нет, все нормально. Как это ни странно, но ты абсолютно здоров и никакой магии к тебе не прилипало.

— Конечно здоров, — кивнул в знак подтверждения ее слов Дэр. – Тут у всех камней ауры, у большинства синие, а у некоторых зеленоватые.

Он встал и начал собирать камушки валяющиеся вокруг. Лин с легкой иронией и интересом поглядывала на него.

— Синяя, синяя, синяя, зеленая, синяя… — говорил Дэр подбирая очередной камушек. Собрав штук десять, он вернулся и плюхнулся на свое место, подняв клуб пыли.

Разложив перед собой камни на две неравные кучки, он принялся кидать камни с синей аурой один за другим в тот же кусок скальной породы, что и Лин. Камни с характерным бульканьем «тонули» в своем сородиче.

— Это были камни с синей аурой, а оставшиеся с зеленой, — пояснил он, когда первая партия подошла к концу.

Он взял камень с зеленой аурой и тоже запустил его вслед за синими собратьями. Камень соприкоснулся со скальной породой, и та тут же стала кучкой песка. Дэр на всякий случай сходил за камушком, и вручил его Лин.

— Держи. Кажется, камни с зеленой аурой и есть наш ключ из этой песчаной тюрьмы.

— Спасибо. Ты стал частично различать сущность вещей, — сказала Лин. – Завидую, мне еще десять лет этому учиться…

— Ничего не понял, но завидовать тебе явно рановато. Мне еще сто лет учиться всему тому, что умеешь ты… Только вот учить меня все равно некому да и есть ли смысл? Я даже не знаю, имеется ли у меня предрасположенность к магии, — грустно вздохнул Дэр.

— Если хочешь, я могу кое-чему тебя научить, — предложила Лин. –  А дар у тебя есть, не зря же дед сделал акцент именно на тебе.

— Спасибо, — просиял Дэр.

— Но обучением займемся чуть позже, сначала нам нужно выбраться отсюда.

— Хорошо, пока я собирал камни, у меня возник один вопрос…

— Спрашивай.

— А как на счет какой-нибудь техники безопасности или правил для тех, кто попал в Пустоши? Например: не суйте ноги в капканы, не ешьте желтый снег, не ходите в гости к каннибалам?

— Нет, ничего такого… Для тех кто попал в Пустоши Морока есть только одно правило – остерегайтесь Тумана Безмолвия.

— Тумана Безмолвия? А вон ту ползущую к нам черную пелену можно считать туманом? – спросил он Лин, указывая за ее спину.
___________________________

[4] «Vrať se zpátky, co je pryč. Vrať se zpět, navždy. Moje slovo bude jako mocný klíč. Teď nebo nikdy.» —  Назад вернись, что ушло прочь.  Вернись назад навсегда.  Мое слово станет, словно могущественный ключ. Сейчас или никогда.  (Чешский)

  • ну вот!!!!на самом интересном!!!!!разве так можно?!? все реально подсела)))и мне нравится)))жду еще!!!!

  • Марина, можно можно ))) а как же еще заинтриговать потенциального читателя? )) Очень рад что вам понравилось. Спасибо, что читаете, жаль что темпы написания у меня не фонтан, но я буду стараться ^_^ Авось и выйдет приличная книжка…

  • Анонимный

    Класс!)жду продолжение))